КТО И КАК “УБИВАЕТ” ДВИЖЕНИЕ “НЕМОЛЧИКЗ”

Изрядно нашумевшее движение за права переживших насилие «НемолчиКЗ» в настоящее время переживает не лучшие времена. По старой доброй казахстанской традиции успешное движение, известное далеко за пределами республики, подвергается расколу. Almakz.info разбирается в ситуации и выводит классическую формулу раскола, долгие годы успешно применяемую в наших степях.

Если говорить о причинах того, что успешное объединение, более или менее далекое от политики, подвергается расколу, то их, в основном, две. Первая – деньги, вторая – устранение опасного конкурента, инициированное игроками, играющими на том же поле.

В 2005-06 годах в Казахстане появилось загадочное для широкой публики молодежное движение Общество молодых профессионалов Казахстана. Организация стала известной благодаря тому, что провела профессиональное наблюдение за президентскими выборами 2005 года. Кроме того, проводила дискуссионные клубы, удивительные для того времени флэш-мобы, занималась непонятной для властей деятельностью и в итоге была взята на карандаш «чекистов» как полуподпольная. За короткое время ОМПК получило широкую известность среди казахстанцев и, естественно, обратила на себя внимание международных благотворительных организаций, выделяющих немаленькие гранты. Ну а там, где пахнет большими деньгами, недалеко для склок и скандалов.

Как утверждают сведущие люди, ОМПК начало разваливаться после того, как получило нехилый грант от Евросоюза в размере 240 тысяч евро. Участники движения успели получить только первый транш, после чего начался раскол. Как утверждают источники, председатель правления ОМПК Нурул Рахимбеков поссорился с членами правления и решил от них избавиться. В первую очередь, от Мурата Тунгишбаева и Галыма Агелеуова, которые посчитали, что тоже имеют право, как члены правления, участвовать в распределении поступивших финансов.

Грант выделялся для активизации молодежи в регионах Казахстана. На тот момент в Алматы уже действовал ресурсный центр для молодежи, но просуществовал он всего три месяца как раз-таки из-за скандала в правлении. Как утверждают источники, развалу организации посодействовал небезызвестный в узких кругах Сергей Бондарцев, который вроде как «спаивал» Рахимбекова и настраивал его на то, чтобы Нурул единолично возглавил организацию.

В итоге дело дошло до суда, который выиграл Нурул Рахимбеков, благодаря, как говорят, связям Бондарцева. Тогда же на суде выяснилось, что оставшиеся 5 миллионов тенге были перечислены в фонд Сергея и были обналичены.

А пока ОМПК разваливалось, зародилась и развернула активную деятельность по всему Казахстану, абсолютно новая по своему формату организация, созданная и структурированная в соцсетях – движение «За свободный Интернет». Создателями ее стали Улан Шамшет, Тимур Почанов и Алмас Кушербаев. Позже к ним присоединились отколотые от ОМПК Галым Агелеуов и Мурат Тунгишбаев, которые через год предложили зарегистрировать движение как Общественное объединение «Казнетфридом».

Движение стало особенно популярным после того, как получило премию ОБСЕ за вклад в «развитие гражданских инициатив». Награда была вручена в городе австрийской Вене в 2009 году. После чего на движение посыпались предложения от грантовых организаций с предложениями о сотрудничестве. Тунгишбаев, тогда работавший в американской организации Международный республиканский институт (МРИ), начал переговоры со всеми возможными грантодателями. Дальше начинается классическая схема борьбы за деньги.

Шамшет вспоминает (полностью откровения Улана по ссылке): для того чтобы самолично распоряжаться деньгами организации, Мурат затевает ссору с теми, кто придумал и поднял организацию. Немалую роль в этом сыграла известная правозащитница Бахытжан Торегожина, которая встала на сторону Тунгишбаева и Агелеуова. Позже стало известно, что Тунгишбаев выделил Торегожиной символическую сумму денег за размещенный в сети видео ролик (обращение к ректору КазНУ по поводу Рината Кибраева).

Такие разборки были затеяны неспроста: Посольство Нидерландов в Казахстане выделило 50 тыс. евро организации «Казнетфридом». Был получен первый транш, который стал тратиться без разбора – никто не мешал. Из организации к тому времени вышли люди (Улан и Тимур), на которых держалось движение «За свободный интернет». Через два месяца оставшиеся члены правления возмутились поведением Тунгишбаева и Агелеуова и созвали экстренное собрание для смены председателя. Ушедшие ранее члены правления, вернувшись в организацию, обнаружили незаконное распределение грантовых средств. А посольство Нидерландов закрыло грант, так и не выдав второй транш.

Примерно то же самое мы наблюдаем сегодня с движением «НемолчиКЗ». Организатор движения Дина Смаилова сделала все для того, чтобы ее детище стало известным. И ее успех действительно беспрецедентен. Однако, пока она выступала на сессии ООН по правам человека, пока международные благотворительные организации планировали выдать гранты «НемолчиКЗ», началась очередная операция «Раскол». Соратницы Смаиловой – Алия Сарбалина, Молдир Жумабаева и Каламкас Досанова – на пресс-конференции в Алматы выступили с рядом обвинений против нее. В числе прочих – махинации с финансами. Коих и быть не могло, потому что денег организация, кроме небольших пожертвований, не получала.

Очевидно, что с женщинами «поработали». Против Смаиловой выступает небезызвестная Аружан Саин, руководитель Добровольного общества «Милосердие», которая изначально поддерживала «НемолчиКЗ». Аружан известна своими делами в Казахстане, также известны и ее могущественные покровители из числа политической и бизнес элиты страны. В Казахстане Аружан и ее ДОМ практически неприкосновенны. Она обвинила «НемолчиКЗ» в подрывной деятельности и призвала соответствующие органы заняться проверкой деятельности движения. Ситуация знакомая. Деятельность организации сегодня затруднено, ему ставят препоны, хотя на самом деле все это не более чем борьба за рынок, деньги, а может быть, право быть единственной в своем роде. Кое-кому, видимо, не дают покоя лавры Чулпан Хаматовой, но Чулпан никогда ни на кого, тем более на коллег, не бросалась с намерением посадить, закрыть, запретить.

По сравнению с приведенными выше примерами, ситуация с «НемолчиКЗ» отличается только одним – десятки людей каждый день обращаются к ним за помощью. Это не просто разборки из-за денег или места под солнцем. За всей этой мишурой стоят искалеченные, сломленные, живущие одной надеждой люди.

Живые люди.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *