У населения в целом сохраняется недоверие к власти, наши люди не верят, что можно объединившись что-то изменить даже в этом вопросе

Казахстан со вступлением в Евразийский экономический союз на данный момент столкнулся с рядом ограничительных мер связанных, в том числе с автомобильным бизнесом. По задумке разработчиковпроекта ЕАЭС, эти меры должны были способствовать развитию отечественного автопрома,созданию производств автомобильных запчастей. Однако, по прошествии 4 лет с момента вхождения Казахстана в этот региональный экономический союз, ситуация на авторынке не получилапредполагаемых позитивных результатов. Более того, автобизнес Казахстана за последние 4 года, потерпел значительный упадок, в свою очередь цены на авто запчасти ударили по карману автовладельцев.

О текущем состоянии авторынка Казахстана, мы поговорили с председателем «Союза независимого автобизнеса Казахстана», Тимуром Жаркеновым.

Тимур, автовладельцы Казахстана после вступления в ЕАЭС, почувствовали подорожание автозапчастей и непосредственно самих авто. С чем это связано?

Самый болезненный вопрос на текущий момент, на мой взгляд,  это приобретение самих автомобилей и автозапчастей на него. Существует так называемый «региональный принцип исчерпания прав на товарный знак».

Казахстан, вступивший в ЭАС, принял на себя эти обязательства по региональному принципу исчерпанию этих прав. Это означает, что на текущий момент на территорию ЕАЭС запчасти можно ввозить только с согласия самого владельца товарного знака либо его представителя.

По идее можно ввозить внутри стран ЕЭС, но по факту существуют определенные препятствия.

Владельцы товарного знака получили полную монополию на продажу запчастей маркированных своим товарным знаком. То есть без позволения владельца товарного знака, никто не сможет продавать данную продукцию.

Как это выражается на практике? Существует мнение, что авто запчасти хочешь покупай, хочешь не покупай. Не нравятся дорогие, бери дешевле, но на самом деле это не реализуемо.

Если человек приобрел, к примеру, машину марки Hyundai или KIA, он по логике должен пользоваться оригинальными запчастями. Это абсолютно правильно, ведь оригинал практически всегда будет качественнее и надежнее, чем аналог.

По идее предполагалось, что это положение в договоре ЕАЭС, побудит владельцев товарного знака строить производства здесь в Казахстане, чтобы запчасти производились здесь. Да было бы логично, это увеличение рабочих мест, в целом автопроизводство бы поднималось, а инвесторы бы заходили на наш рынок. Но это все в теории, на практике же никто и  ничего у нас особо строить не начинал.

Посудите, зачем что-то строить, если итак прибыль «качают», благодаря установленной монополии, а цены зачастую на отдельные детали машин в два, в три раза дороже. К тому же идет длинная цепочка реализации, которая забирает себе существенную часть маржи. В итоге до потребителя доходит очень дорогая запасная часть автомобиля.

Все довольны, от производителя до дилера, а потребитель не знает откуда и по какой причине такие высокие цены на запчасти.

Надо понимать, что у тех лиц, которые должны были строить здесь производство, нет четких обязательств перед государством, зато на практике они получают«сверхмаржу» уже  4 года, как вступил в действие данный принцип. На данный момент у нас существует только крупно узловая сборка автомобиля, ни одна высокотехнологичная деталь, к примеру электроника в Казахстане не производится.

А как быть частным автомагазинам, которые занимались продажей запчастей?

Они вынуждены покупать у монополистов, которые продают им уже со своей маржой. В основном весь рынок развернулся на Россию, где существую постоянные стоки. Наши люди едут в Россию скупают с этих стоков, запчасти привозят в Казахстан и здесь реализуют. И то сейчас возникает такая ситуацию, что владельцы товарных знаков и эту деятельность запрещают. У нас есть письма, где в угрожающем порядке эти владельцы товарных знаком, требуют не покупать в России, а покупать здесь у официальных дилеров. Соответственно, по ценам установленными монополистами прав. Получается, вся экономика по автозапчастям работает на экономику России и на владельцев товарных знаков.

МСБ который у нас занимался этим, значительно сократился, во-вторых учитывая, что такая схема завоза оригинальных запчастей достаточно дорогостоящая, государство сейчас само дает стимул развитию полукриминального рынка.

Мы убеждены, в том, что именно существование этих завышенных цен на оригинальные запчасти, повлекли, в том числе и убийство Дениса Тена.

Ведь оригинальные запчасти сейчас крайне дорогие.

Если бы существовали здоровые рыночные отношения, то оригинальные запчасти однозначно упали бы в цене, тогда у потребителя не было необходимости искать краденные запчасти, покупать контрабандные вещи. Зачем это делать, если оригинальные запчасти можно было купить по доступной цене?

В таком случае, как Российская Федерация справляется с этим принципом?

В вначале этого года, был Конституционный Суд РФ по этому вопросу, вынес решение, что данный принцип противоречит «национальным интересам»страны.

Любой здравомыслящий человек видит, что это монополия. Зачем нам переплачивать каким-то очень крупным корпорациям и посредникам?

Когда при здоровых рыночных отношениях завозился бы независимый импорт, где рынок бы сам стабилизировал эти цены, были бы ликвидированы все эти посреднические схемы, оптимизировалась бы логистика, и самое главное цены автоматически начали падать. Соответственно рынок бы уравновесился за счет независимого импорта, а когда этого стимула нет, естественно этот крупный бизнес будет выжимать максимум прибыли.

Какие существуют пути решения данной проблемы?

Мы предлагаем изначально саму первопричину решить, то есть региональный принцип исчерпания прав необходимо видоизменить. Мы не говорим, изменить везде и все. Основное злоупотребление сейчас идет в автозапчастях и лекарствах, во всех других областях, правообладатели товарных знаков своим правом так сильно не злоупотребляют.

А именно по автомобилям и по лекарствам, которые сами по себе дорогие, начинается искушение этим воспользоваться. Поэтому наше предложение именно в этих конкретных областях, где существует факт злоупотребления этим принципом, следует лишать владельцев товарного знака монополистической деятельности и разрешить независимый ввоз автозапчастей.

Как у нас дела с отечественным автопромом?

На мой взгляд, у нас авторынок практически умер. Если посмотреть динамику с 2014 года по продажам автомобилей, то сокращение прошло порядка в три раза, то есть весь рынок упал.

Если сравнивать текущий год с прошлым, то там идет незначительное увеличение, но оно не очень глобальное. Учитывая, что мы в этой сфере тоже работаем есть понимание, что независимый автомобильный бизнес сосредоточен в руках нескольких людей.

Часто сейчас, это иностранцы, по сути дела это не авторынок Казахстана, а РФ и еще ряда зарубежных корпораций.

Мы поняли что отечественного автопрома у нас нет, а какова ситуация с б/у автомобилями?

Сейчас ввозить б/у авто крайне проблематично учитывая что есть ограничительные меры, такие как утилизационный сбор, механизм сертификации стандартизации и.т.д.

Эти механизмы были тоже созданы, с целью стимулирования производства автомобилей в Казахстане, но на практике все это не работает.

В Казахстане только сборка, и ничего не предвещает, что здесь будут производиться запчасти на эти автомобили. Насколько известно, судя по результатам исследований, в Казахстане просто не выгодно производить запчасти, рынок маленький.

К тому же у нас не всё просто с экспортом авто на рынки хотя бы России. РФ, просто так нас к себе на рынок не запустит.

Например, уже несколько лет идет вопрос по использованию аккумуляторного производства для установки на собираемые в РК автомобили, но воз и ныне там. Насколько известно, даже шины и то сложно поставить на производство автомобилей.

Разве нельзя наладить производство автозапчастей ориентированное, на внутреннее потребление?

Если у нас была одна модель автомобиля как в Узбекистане, UZAUTO, или например, в России LADA, то да, это можно. Если рынок готов к этому. Грубо говоря, убрать выбор и оставить только одну модель, то да в таком случае можно штамповать эти запчасти. Но это маловероятно, что кто-то даст такую отмашку, чтобы таким образом создать такой рынок.

Моделей очень много, у одной тойоты сколько моделей. Запчасти не идентичны друг другу, только аккумуляторы и шины можно продумать и то по ним сейчас большой вопрос как я отметил выше. Все не так просто как кажется. Одних автофильтров только 500 видов. Это какое должно быть автопроизводство? Экономически это делать нецелесообразно.

Нужно очень много вложений делать, а рынок автозапчастей не очень, то и большой.

Что может и должно сделать Правительство и Парламент, чтобы убрать эту монополию? Что вы предлагаете конкретно?

Просто необходимо ввести изменения в один абзац этого документа на уровне Евразийской экономической Комиссии, автоматически бы решились эти вопросы по авторынку.

Для этого исполнительный орган ЕАЭС должно принять решение и ввести эти изменения. В свою очередь монополисты продвигают свои интересы, которые искусственно «тормозят» и всячески бюрократизируют внедрения этих изменений.

Россия, в с связи с западными санкциями, пошли на этот шаг. Вопрос не новый, не мы придумали это первыми, это рабочая группа генерировало такое предложение.

Мы со своей стороны начали продвигать этот вопрос в Казахстане. Кстати, тут все уперлось в позицию Белорусской Республики, там совершенно другая картина и там скажем, существуют всевозможные политические моменты.

Каким образом Казахстану можно добиться этих изменений?

Первое, это судебная практика. Наши судьи, должны здраво подходить к этому вопросу, чтобы принимались соответственные решения. Все очень просто, при завышении цен, владельцы товарного знака злоупотребляет этим правом, а значит, в этом праве следует их ограничить. Потому что общественный интерес, на мой взгляд, должен быть выше интересов какой-то предпринимательской группы.

Люди должны получать возможность приобретать оригинальные и качественные запчасти по доступной цене.

Также следует понимать, что в Казахстан автозапчасти заходят уже по завышенной цене, а  вся маржа остается за пределами Казахстана.

Еще один момент, к примеру, в России создаются точки продажи с планов убыточным доходом. Возможно и у нас аналогичная ситуация. Для чего? Для того чтобы не платить корпоративный подоходный налог, который исчисляется из прибыли. Чтобы он был изначально минимальным, а здесь они продают почти под нулевую маржу для того чтобы не платить КПН.

Таким образом, Казахстан возможно не дополучает налогов, ведь свою маржу они заработали уже за пределами. Они заплатили таможенные пошлины и на этом все. Может таможенные пошлины и растут, но налоги то сокращаются.

Мы вступили в ВТО, какая нам от этого польза? Не мешают ли ВТО и ЕЭС друг другу?

Да мешают, ставки по ВТО и по ЕЭС разные, что создает проблемы для предпринимателей. Сейчас существует реестр товаров, которые необходимо регулярно проверять, есть товары, завезенные по ЕЭС, и есть по ВТО. Налоговые ставки по ним разнятся.

Этим контролем должен заниматься отдельный человек, чтобы в налоговую отчитываться. Но ведь у индивидуальных предпринимателей, таких возможностей нет, таким образом, на ровном месте создана головная боль для предпринимателей.

Мы понимаем, что если все наши исполнительные органы возьмутся серьезно за индивидуальных предпринимателей по вопросу соблюдению этого реестра ввозимых товаров, то появятся серьезные проблемы у предпринимателей.

Поэтому о плюсах говорить пока сложно.

Тогда зачем мы вступили в ВТО, если находимся в ЕЭС?

Дело в том, что возможно правы были представители Парламента, когда озвучивалось, что мы слабо отстаиваем интересы Казахстана, в отличии от той же России и Беларуси, которые продвигают свои интересы в ЕАЭС.

По автопрому мы проиграли конкретно и стратегически, в итоге наш рынок и наши предприниматели, которые до этого занимались автобизнесом, приносили доход в бюджет, сейчас с этого рынка в большинстве своем ушли. Например, одно из предприятий которое занималось реализацией автозапчастей, в итоге закрылось, хотя за 4 года они генерировали около 700-800 миллион тенге в бюджет.

Сейчас, таких показателей уже никто не дает. Остались небольшое количество предприятий, которые завозят товары с России, вот и все. Просчет очевиден.

По факту, у нас прошла девальвация, и все что завозится извне подорожало, добавьте к этому утилизационный сбор б/у  авто, который может стоить половину стоимости, плюс монополистская деятельность корпораций. В конечно счете все это ударило по карманам потребителей

Все что вошло в Казахстан до этого момента, все будет крутиться, пока не превратится в хлам.

И новые авто самостоятельно не ввезешь, автозапчасти не купишь по доступной цене.

Рынок закрыли извне, внутри локализация рынка не происходит, соответственно дешеветь не будет, напротив наблюдаем подорожание.

Вывод простой, люди не богатеют, скорее всего по новым автомобилям роста не будет. Часть машины будет отмирать, парк автомобилей будет стареть и сокращаться.

Похоже, что Казахстан в ближайшем будущем,превратится в большую авто свалку.

Что касается утилизационного сбора, то это на самомделе это заградительная мера. Нужно вещи своими именами называть, утиль сбор на самом деле недолжен быть таким глобальным сам по себе. В других странах, он не так сильно влияет на цену автомобиля.

Расскажите о вашей деятельности по решению данной проблемы.

Мы были в рабочей группе Мажилиса, доложились по ситуации с владельцами товарных знаков, а также указали на все существующие проблемы в автобизнесе. Депутаты поняли, в чем проблемы и начали прорабатывать эти вопросы с Правительством.

Однако, Правительство заняло не понятную для нас позицию. По сей день занимаются отписками, иникаких шагов по продвижению этого вопроса не делает. Депутаты хотят объективности в этом вопросе. Я думаю, что вот эти корпорации монополисты лоббирует свой сугубо коммерческий интерес через исполнительную ветвь власти.

Состоят ли эти корпорации в союзе предпринимателей Атамекен?

У них своя ассоциация называется «Ассоциация Европейского бизнеса». В него входят, разные корпорации, стоит отметить, что не у всех политика направлена на злоупотребление правом товарного знака. К сожалении, есть те кто этим правом злоупотребляет.

Мы хотим, чтобы все было уравновешено. Чтобы зарабатывали все участники рынка, а конечный потребитель имел возможность приобретать товар по доступно цене.

Корпорации зарабатывают по любому, ведь и независимые предприниматели, и дилеры покупают оригинальные запчасти у них. Вопрос в посредниках и дистрибьюторах, которые имеет сверх маржу благодаря своему монопольному положению на рынке авто.

Что делать если правительство не работает? Может, существуют более радикальные методы решения этого вопроса, с участием общества тех же потребителей?

 Если бы потребители действительно начали активно защищать свои интересы, тогда, наверное, вопрос бы сдвинулся. Но, во-первых, потребители не знают о всех нюансах, во-вторых потребитель проживает свою жизнь в правовом нигилизме.

К сожалению, у нас на данный момент отсутствует механизм донесения этой информацию до широкой огласки.

Однозначно можно снизить цены на оригинальные запчасти на 20-30, все автовладельцы были бы довольны.

Вот этот полу криминальный рынок бы исчез. Зачем кому-то нарушать закон, если можно все делать по закону и зарабатывать при этом нормально. Сейчас же созданы сложности, поэтому немногие выжившие предприниматели, вынуждены привозит запчасти с России, либо покупают у официальных дилеров,когда они объявляют о скидках.

Если бы предприниматели и потребители вместе бы собрались и объединили усилия, можно будет что-то сделать.

Элементарно чтобы продвинуть данный вопросы, нужны средства, хотя бы на поездки и организации конференций, командировочные расходы в Астану, когда мы базируемся  в Алматы. Сбор аналитических материалов, тоже дорого стоит, в то время как официальные дилеры имеют серьезные бюджеты, на лоббирование своих интересов.

Если бы потребитель помог вам собрать эти средства, само организоваться вы бы смогли решить вопрос? Какой на ваш взгляд есть способ организации людей в отстаивании своих прав.

На мой взгляд, да.

Все что сейчас происходит это злоупотребление, а ведь законом предусмотрено, что если есть злоупотребление необходимо вмешаться. То есть потребителям для начала необходимо обращаться в органы власти, для этого существует электронное правительство. Органы власти просто обязаны будут отвечать на каждое обращение. Сейчас органы власти трудно обвинять в недосягаемости, при условии отсутствия этих обращений. Они говорят, а где жалобы?

У населения в целом сохраняется недоверие к власти, наши люди не верят, что можно объединившись что-то изменить даже в этом вопросе. Поэтому и в этом вопросе нужен системный подход.

 Благодарим за беседу!

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*