ЧЕСТНЫЙ ОТВЕТ ОТ Валихана ТУЛЕШОВА

“Плачевное состояние законодателей местного уровня говорит о том, что они не являются по настоящему функциональной ветвью власти”

ЧЕСТНЫЙ ОТВЕТ в рубрике «ПОЛИТИКА И ОБЩЕСТВО» дает философ, Валихан Тулешов.

Разнообразие и многообразие в социальных сетях

В настоящее время соцсети являются одной из ветвей информационного пространства Казахстана наряду со СМИ, ТВ и, конечно, в них наблюдается порой гипертрофированное отражение страхов, интересов и озабоченностей населения страны. Всякие информационные поводы (будь то инцидент на борту самолета «Эйр Астаны», ситуация с рабочими на Абу Даби Плаза или события в Мьянме) поднимаются в них с личной и, следовательно, более нравственной точки зрения. Отсюда острота и раскол мнений, которые могут восприниматься как раскол общества. Но это не так.

Сегодня мы наблюдаем превращение информационного производства как сугубо идеологического феномена в специфическую отрасль национального производства, а информационного общения в общественную сферу.

Хотя пути производства и распространения информации существенно расширились и углубились по сравнению с тоталитарным строем, в котором существовал Казахстан в качестве формального субъекта государственности во времена СССР, ведомого господствующей идеологической силой, они не могли в одночасье разрастись и развиться до той степени функциональности и силы, которые естественно-историческим образом образовались в развитых демократических государствах мира.

Место Казахстана в информационной «табели о рангах» соответствует поэтому тому пути, который удалось пройти стране за эти годы. Отказавшись от тоталитарного строя и выбрав путь либерализации и демократизации, государство и нация оказались на начальной стадии сакраментального перехода «из третьего мира – в первый». А именно, на стадии смешанного или автократического способа организации государственной и общественной жизни. Используя смешанные гибридные подходы и эволюционные формы, государство частично использовало как прежние солидарные принципы ответственности, так и новые персонализированные формы.

На этом пути страна добилась определенных успехов: разграничение форм ответственности для разных сфер общественной жизни сформировало новый, более сложный порядок развития общественных систем. Появился семантический дуализм мировосприятия и миропредставления, появились противоречия интерпретации смыслов и содержания общественных и личных интересов.

Наряду с государственной формой собственности и, соответственно, обязательств, появились различные формы частной собственности и обязательств. С другой стороны, особенностями философии информационного развития Казахстана, поэтому стали лишь частичная либерализация, демократизация и национализация информационного пространства, которые необходимо расширять до институциональных масштабов и форм функционирования. Так Казахстан вступил в новый исторический период, когда, как сказал Глава государства, «мы дали старт двум важнейшим процессам обновления – политической реформе и модернизации экономики”.

Тем не менее, в представлении отдельных граждан, конечных бенефициаров информационного производства и потребления, новый дуалистичный порядок смыслопроизводства, при некоторой приостановке модернизационных изменений после политического кризиса начала 2000-х годов, стал основой своего рода барьером для формирования новой системы общественных ценностей, идеалов и стандартов, что привело власти к необходимости поднять вопрос о модернизации самого сознания.

Поэтому, я думаю, власти здесь не имеют какого-то злого умысла специально разделять и противопоставлять мнения людей друг другу, поскольку общественные отношения в Казахстане объективно, по мере развития разнообразия мнений, становятся многообразными. И всякое усложнение этого многообразия будет вести к новым конфигурациям и политического сознания. Что, в конечном счете будет способствовать оживлению как общественного мнения, так и политической системы.

Анекдотичная «вялость» и «бескомпромиссность» Парламента

Поскольку всякая материальная система является источником информации, которая кодифицируется на разных носителях и разными способами, то в современном обществе должны быть доступны современные соответствующие процедуры и способы кодификации, передачи и получения данных и в политической сфере. В настоящее время в Казахстане имеется отставание в формализации и институциализации процедур информационного взаимодействия между различными субъектами информационного процесса.

К примеру, знаковая система казахского языка, представленная кириллицей, уже не соответствует представляемому новому значению предметов информационного взаимодействия, поскольку опредмеченный в ней семантика-логистический строй сознания и мышления практически перестал отвечать глубинным чаяниям гражданского общества, являясь неинновационным и технологически устаревшим.

Для нации это означает продолжать пользоваться относительно устаревшими символами тогда, когда жизнь продолжает динамично менять не только значение и содержание различных процессов, но и сами формы их обозначения и содержания. Более того, с изменением содержания детонатов или номинатов, определяющих непосредственные материальные объекты или процессы, происходящее изменение концептов, определяющих смыслы знаков, также должно подвергнуться изменению. А это значит, что вся материальная культура общества меняясь будет необходимо требовать и смены своих концептов.

Казахстану в этой связи следует не только поменять только графику казахского языка, меняя по пути и концепт отражаемого, но и меняя, к примеру, широкую железнодорожную колею на колею европейского формата, начать изменять концепт транспортно-логистического сопровождения в сторону более высоких скоростей доставки грузов и пассажиров, как это мы наблюдали в развитых европейских государствах.

Точно также, необходимо менять номинаты религии, политики, культуры и морали. Например, с изменением отношения к религии не только в сторону ретрадиционализации, но модернизации (реформации), информационное взаимодействие будет с необходимостью менять и отдельные частные элементы традиционной морали. Также будет обстоять дело и с политикой, поскольку появившееся ограниченное идеологическое разнообразие будет с необходимостью вовлекать в информационный оборот и идеологический институционализм.

Ведь сегодняшняя многопартийность политической системы Казахстана далеко не отражает существующего богатства развивающихся и персонализируемых политических трендов современности.

Так, по мнению пользователя Фейсбука Аскара Орынгали, «если бы у нас ЧЕСТНЫЕ и ПРОЗРАЧНЫЕ выборы произошли сегодня, то состав Мажлиса, как и в Раде примерно была бы такая:

– “Народный Фронт Ермека Нарымбай”,

– Блок “Макса Бокаева и Талгата Аян”,

– Партия “Демократический Выбор Кказахстана” Мухтара Аблязова,

– “Опозиционный блок Г.Жакиянова”,

– Фракция “Доступное жилье” Болатбека Блялова,

– Партия “Әділет” З.Батталовой,

– “Ақ Партия” А.Орынғали,

– Партия “Алаш” Ж.Куанышалина

– Блок “Антикоррупция” А.Мусаева”,

– “За безопасность на дорогах” А.Салгарина,

– Блок “Закон и Право” Д.Утебекова,

– Блок “Правозащита” Б.Турегожиной и Ж.Джандосовой,

– Объединение “Атамекен” Е.Досмухамбетова,

– Блок “Батыс” Асель Нургазиевой и Токжан Кизатовой,

– Фракция “Даму” М.Тайжан,

– Объединение “Дат” Е.Бапи,

– “Партия Регионы” Л.Ахмедьярова,

– Блок “Интеллект” Аскара Садыкова,

– Фракция “Возрождение” И.Беккужина,

– Движение “Жас Зергер” О.Ибраева,

– “Либеральная партия Европейского пути и Законности” Г.Акулбекова,

– Партия “Оң қанат” Сакен Байкенов, Исатай Утепов, Ерик Клышбаев, Жанат Есентаев.

– “Социалистическое движение Казахстана” А.Курманова.

– “Партия Фейсбука” Р.Турсунбаева и С.Мамбеталина,

– Блок “Жер тагдыры” Кайырлы Омара и Куаныш Муктая,

– “Талап-НЭП” (Новая экон.политика Ошакбаева), и т.д. и т.п.»

Я разделяю это мнение. Поскольку «вялость» и «бескомпромиссность» парламента стала уже анекдотичной, а основные цели сегодняшней официальной многопартийности не достигнуты, то я думаю, что настало время переформатировать и партийное поле. Конечно, и на следующих выборах этого не произойдет, однако следует уже более предметно задуматься над развитием политического пространства и с точки зрения его соответствия вызовам модернизации общественного сознания.

Иными словами, систематическое изменение материальных оснований жизни, должно сопровождаться и систематическим изменением самих концептов знаков и их содержания в сторону сокращения времени доставки и увеличения пропускной способности всей информационной системы государства.

 

Акиматовский декор

Примерно, это же самое можно сказать и о развитии акимовского корпуса. Но, не с точки зрения «прогрессивности» тех или иных персоналий, а с точки зрения институционального развития. Мы прекрасно осознаем, что отдельное самодурство может быть ограничено только в развитой институциональной среде, когда есть четкое разделение функций, ветвей власти.

Плачевное состояние законодателей местного уровня говорит о том, что они не являются по настоящему функциональной ветвью власти. Это скорее декор исполнителей, то есть акимов, как и рейтинги популярности, которые, по сути являются рекламным приложением к информации об их деятельности. Более того, местные законодатели практически не имеют никаких эффективных функциональных связей с лидерами местного и национального общественного мнения, которых иногда включают скорее в акиматовские, но не маслихатовские или мажилисовские комиссии.

Чем сильнее и независимее пресса, тем сильнее и независимее государство

Что касается свободы слова в Казахстане, то ее полной никогда не было, она всегда была ограничена даже в самые первые годы независимости. Сегодня, когда в стране на 27 году под разными мотивами идут суды над журналистами и блогерами, следует помнить, что стать четвертой ветвью власти прессе не суждено по крайней мере до тех пор, пока разделение властей не получит законченного институционального выражения. Об этом можно судить по деятельности прессы в США в отношении не только отдельных событий, фактов и явлений американской и международной жизни, но и действий и высказываний самого президента США Д.Трампа, всей его деятельности, начиная с первого дня его президентства.

Я не буду заново озвучивать все эти поводы, по которым между прессой и президентом идет непримиримая борьба. Все о них известно достаточно хорошо. Но хочу отметить главное: разные ветви власти не только не судятся с журналистами, но каждая по своему еще и укрепляют имидж всей прессы, поскольку вопросы поднимаемые журналистами становятся поводом переосмысления ситуаций в тех или иных сферах общественной и государственной жизни.

Бытует мнение, что машина американской прессы в конце концов раздавит Трампа, подняв гигантскую волну общественного недовольства его деятельностью и вызвав импичмент. Для демократии, поэтому пресса и свобода слова является наряду с законодательной, судебной и исполнительной властями четвертым углом фундамента общего дома.

Американцы считают, что чем сильнее и независимее пресса, тем сильнее и независимее государство.

Девальвация общественной морали

Состояние гражданского общества в Казахстане остается по прежнему плачевным, несмотря на некоторое признание властями отдельных организаций неправительственного сектора и прикормку других, которые выполняют госзаказ. Об этом можно судить по из года в год продолжающимся дискуссиям на Фейсбуке.

Гражданам в большинстве случаев так и не удается цивилизационно прозреть, преодолев феномен «двойной лояльности» и кухонной политологии. Там, где нет полной свободы слова, нет и не может быть свободного гражданского общества. Там нет и не будет никакой действительной модернизации общественного сознания. Оно всегда будет находиться под контролем властей.

Выуживая у настоящих ученых, общественных деятелей и организаций подходящие идеи, проекты и начинания, власти порой без зазрения совести присваивают их и репрезентуют и осуществляют как собственные. Тем самым лишают этих ученых, общественных деятелей и организации национального и международного признания. И раз не признаются ученые и независимые общественные деятели, то и не признается их объективный вклад в общее дело.

Так происходит девальвация общественной морали на государственном уровне. В государстве, где творится плагиат на самом высшем властном этаже, гражданское общество будет неизменно морально и, следовательно, физически деградировать.

О Кажегельдине

В силу политического значения и веса А. Кажегельдина, его не впустят в страну: слишком много у него врагов во власти. Это будет означать, что будут подняты все старые и новые вопросы и проблемы государства и власти. С ним будут поддерживать определенный ограниченный диалог, вести вялотекущую и позиционную торговлю, но не более. Он так быстрее состарится и уйдет с политической арены.

Виртуально-нелегальный

Популизм Аблязова может привлечь определенную часть молодежи, но ему будут серьезнейшим образом противодействовать и не допустят создания какой-либо легальной организации. А быть в Казахстане нелегально-виртуальным – это значит попросту сотрясать воздух. Другое дело, когда Аблязов рассчитывает на уход на покой президента, но и тут все не просто.

О внутренней и внешней политике

Во внутренней политике власть будет продолжать добиваться своих заявленных целей, а во внешней ей придется более основательно лавировать между растущими и порой противоречащими трендами.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*