ИНФОРМАЦИОННЫЙ РЭКЕТ КАК НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ НА РЫНКЕ СМИ

Тема информационного шантажа, которыми занимаются редакции отдельных казахстанских СМИ, неоднократно становилась предметом общественных дискуссий, социологических исследований, полемических публикаций – словом, так или иначе попадала в актуальный контент.

Однако, поскольку не получала поддержки и развития от главных субъектов этого негативного явления – участников информационного рынка в лице владельцев или главных редакторов СМИ – стихала как бы «сама собой», демонстрируя видимость отсутствия общественного интереса.
Тем не менее, даже поверхностное социологическое исследование на уровне опросов обывателей показывает, что общество интересуется причинами появления в информационном пространстве страны различных «горячих» трендов (как, например, дело Кайрата Жамалиева) и отдельных «жареных» публикаций.

Суть в политизации общества, когда опустевший холодильник снимает зависимость от телевизора и, шире, от информационного потока и заставляет вначале думать, чем прокормить себя, семью и собаку, а также выплатить кредиты, а потом – отчего и почему это все случилось.
В этом состоянии обыватель начинает улавливать фальшивые нотки в общем стройном хоре телевидения, радио и газет, а также информационных сайтов, бодро рапортующих об «очередном преодолении этапа стратегии правительства в рамках стратегии президента о путях преодоления финансового кризиса», и понимать, когда происходит навязывание определенной точки зрения.

Конкретно для Казахстана с его профессиональной деградацией СМИ и как источников информации, и как редакционных коллективов, общим отходом журналистов от целого перечня этических и внутрицеховых правил и норм, недопустимое еще в 1990-х гг., периоде романтических ожиданий от обретения суверенитета, это означает, что резко похудевший и вследствие этого поумневший казахстанец с легкостью увидит, где конкретно его пытаются в чем-то убедить. И перенося это с политики, а точнее, бездарной политпропаганды, на иные сферы (например, культуры – скандал с министром Мухамедиулы), обыватель начинает понимать, что и там кроется информационный подвох. Когда его пытаются настроить против его воли на ту или иную волну.

Словом, информационный шантаж, как теневая сфера деятельности современных СМИ, претерпел те же изменения, что и журналистика как профессия в целом. И распространился подобно раковой опухоли, вовремя не повергнутой лечению.

Если в 2011 году инициатива общественного фонда «Айкап», взявшегося исследовать проблему информационного шантажа в СМИ, была встречена скорее настороженно – многие опрошенные респонденты из числа представителей 50 крупных компаний Казахстана согласились участвовать в анкетировании на условиях анонимности и их самих, и их компаний, и СМИ, подвергавших их компании шантажу, то уже в 2014 году президент Казахстанского пресс-клуба Асель Караулова открыто обсуждает эту тему в интервью.

Асель Караулова: «Информационный шантаж существовал всегда. Когда были «жирные» годы, рост экономики, большие рекламные бюджеты – денег хватало всем. Сейчас, в связи с активизацией политического процесса, не только вокруг Казахстана, но и в самой стране, можно наблюдать рост информационного шантажа. Кроме того, с появлением и развитием интернет-СМИ это не составляет совершенно никакого труда. Понятно, что открыть печатное СМИ или перекупить его – достаточно непростой процесс, это во-первых. Во-вторых, он более прозрачный. Я думаю, что люди пользуются ситуаций –  создают какие-то информационные порталы и начинают сливать информацию. Кроме того, наши клиенты постоянно жалуются, что СМИ прибегают к шантажу – пишут негативную информацию, затем звонят в компанию и говорят: «Или вы нам платите, или мы продолжаем писать негативные материалы». Причем, как правило, этот негатив ничем не подтвержден, берется из открытых источников, из Интернета, компилируется. И, как правило, у нас со СМИ компании не судятся, потому что это очень долгое, хлопотное и в имиджевом отношении, как правило, проигрышное дело.  Я хочу сказать, что ситуация будет ухудшаться, потому что с активизацией политических процессов, безусловно, различные группы будут использовать для давления такой канал как СМИ. При этом, если раньше мы знали, кто конечный владелец печатных СМИ, то в Интернет-СМИ это все гораздо проще спрятать и завуалировать….

….Помните, в 90-х мы говорили про черный пиар? Очень долго пиар-индустрии потом пришлось отмываться от этого клейма. Притом, что во всем развитом мире это очень огромная индустрия, большая отрасль экономики. Нам, пиарщикам, приходится постоянно объяснять, что такое грамотный пиар. А клеймо черного пиара все эти годы все равно висело. Сейчас, к сожалению, эти технологии вновь возвращаются, мы еще не раз увидим информационный шантаж, информационные сливы с помощью интернет-технологий…».

Из этой цитаты видно, что практика информационного шантажа, еще в 2011 году характерная для ограниченного числа СМИ – например, опрошенные чаще всего из республиканских СМИ называли газету «Время» (что для самого журналистского сообщества страны является, скорее, секретом Полишинеля), всемерно распространилась, поглотив в первую очередь новую активно развивающуюся сферу интернет-журналистики. И столь же деградировала.

Информационный шантаж складывается при наличии главного условия – собственно, информации, каким-то образом компрометирующей объект шантажа. Например, в случае с бизнес-структурой – информация, способная нанести как долгосрочный урон (потеря деловой репутации), так и точечный ущерб, обеспечив, например, срыв некоей сделки или повлияв на исход какой-либо процедуры (суд, продажа и т.п.). В случае отдельной персоны спектр возможностей шире – от негативных фактов биографии или особенностей поведения в быту до намеков и подозрений в осуществлении преступной деятельности.

А вот навыки поиска закрытой информации современным журналистским сообществом фактически утеряны, будучи подменены либо нужной трактовкой сведений из открытых источников, либо обработкой уем-то уже собранного и заботливо предоставленного «расследователю-журналисту» компромата. Который, кстати, таковым может и не являться, все зависит от трактовки, которую и нужно обеспечить журналисту.

В итоге попытки информационного шантажа видны даже непрофессионалу, и вызывает интерес только личность заказчика того или иного наезда. Ну, или в случае с информационной кампанией – причины ее возникновения.

До сих пор на слуху дело о группе вымогателей, в числе которых главный редактор одной из региональных газет, требовавших внушительную сумму взятки с крупного чиновника в обмен на прекращение негативных публикаций о его близких родственниках. Дело вызвало резонанс, поскольку в защиту «своего» включилась часть журналистского сообщества, да и на предмет получить отступные от чиновника – все же его имя трепалось в публикациях!

Кстати говоря, о том, что информационное вымогательство является устоявшимся явлением, свидетельствует факт осуждения главного редактора крупного республиканского еженедельника Бигельды Габдуллина – сам осужденный признал свою вину и раскаялся. Этот факт подкинул в топку общественного интереса к теме теневых заработков журналистов вязанку сухих дров.

Наконец, в сфере общественного внимания на данный момент – кампания сайтов «Ратель» и «Форбс» против известного бизнесмена, в прошлом крупного государственного чиновника Зейнуллы Какимжанова. Примечательно, что редакция сайта «Ратель» как раз составляла костяк газеты «Время», на которую в 2011 году в ходе исследования ОФ «Айкап» поступило наибольшее количество жалоб. Например, не ставшая скрываться за анонимностью представитель БТА-банка Мадина Коржумбаева сообщила в ходе опроса следующее:

«В газете «Время» с нашей стороны планировалось размещение материала на тему интервью президента Компании о необходимости оплачивать ипотечные кредиты. Сначала велись переговоры с отделом рекламы «Время» и нам была предложена адекватная цена по прайсу. Однако, после того как материал был выслан в редакцию, вопрос размещения материала был передан на рассмотрение главреду. И в итоге стоимость размещения выросла до 2 млн тенге. А далее в ходе переговоров нам вообще было отказано в размещении этой статьи. При этом через некоторое время в газете «Время» вышел материал с недостоверной информацией о Компании. Когда мы обратились с требованием разместить наш комментарий описанной ситуации, нам была выставлена цена в 2 млн. тенге.

Такие ситуации с газетой «Время» происходят часто. Пока наладить контакт с ними не получается…».

За наездом этой же команды на Зейнуллу Какимжанова можно усмотреть похожий мотив – наладить контакт не получилось. Но, по всей видимости, не у самого коллектива сайта, а у тех, кто может стоять за информационными атаками против бизнесмена.

На днях сайт «Фергана» опубликовал спорное и недостоверное исследование на благодатную тему – кто стоит за теми или иными СМИ в Казахстане. Но и оно вызвало интерес как в профессиональной сфере, так и среди далеких от журналистского цеха людей. Подходить к вопросу, кто владеет СМИ в Казахстане, можно, конечно, и на основе слухов и баек, но лучше – через профессиональное исследование темы информационного шантажа в Казахстане. Отвечая на вопросы, кто, зачем и кого шантажирует через казахстанские СМИ, мы глубже поймем происходящие в современном журналистском сообществе процессы и сможем увидеть, куда движется информационный рынок нашей республики в целом, к какой новой (модернизированной) реальности.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*