Home > Uncategorized > Народно-демократическая партия XXI века. Часть 2

    Еркин Иргалиев

    Эволюция протопартии в регионе: Исторический экскурс

    Как известно, в периоды кризисов прошлое и будущее смыкаются – прогноз превращается в разбор полетов. Поэтому в строительстве партии «завтрашнего дня» имеет смысл покопаться в дне вчерашнем. Тем более, что в кризис вчерашние соперники становятся союзниками, а «повестка дня» устаревает вместе с ценами на нефть.

    Так получилось, что автор по воле случая оказался, как говорится, «в нужном месте и в нужное время». 

    Областной центр ЗКО – г. Уральск еще в перестройку стал одним из самых политизированных и нестабильных городов республики. Вся его бурная и противоречивая политическая история конца 80-х – первого десятилетия XXIвека весьма содержательна, заслуживая отдельного подробного описания и анализа. Пока же достаточно следующих фактов партийной и электоральной борьбы:

    – начало оппозиционного движения в регионе – вторая половина 80-х годов, с начала возрождения уральского казачества. Наивысшие точки подъема – известные события сентября-91 и победа на выборах в гормаслихат и Верховный Совет республики от Уральска в 94-м году;

    – всего за первые 10 лет электоральной истории большинство мест в гормаслихате и представительство от Уральска в ВС/Мажилис страны поочередно завоевывали три  «волны» местной оппозиции: «демократы» (89 г.), Уральское казачье войско (94 г.), левый блок «Народовластие»: русскоязычные коммунисты, казаки и демократы-радикалы (95 и 99 гг.);

    – с 94-го по 2003 г. на электоральной карте большинство городских избирательных округов входили в т.н. «красный пояс» – не только устойчивую вотчину оппозиции, но и где национальный фактор был непреодолимым препятствием: неqazaqское большинство избирателей голосовало против любого кандидата-qazaqа.

    При всей демократической риторике о приверженности к интернациональным ценностям сам факт наличия оппозиционного русскоязычного маслихата косвенно способствовал опасным процессам автономизации и дезинтеграции. Неслучайно, даже во второй половине 90-х в таком респектабельном российском издании, как «Независимая газета», появилась большая статья с провокационным мессиджем: «Приуралье желает вернуться в Россию».

    Таким образом, на протяжении всех 90-х годов перед властями и qazaqским обществом стояла настоятельная необходимость эффективного противодействия оппозиции именно в электоральной плоскости. 

    Причем, что характерно, никакие административные меры не оказались эффективными. Это не удавалось ни местным комитетам КПСС в 89-м, ни администрациям в 94-м, ни акиматам в 95-м и 99-м гг. 

    Причиной тому – не только протестное настроение русскоязычного настроения города, но и достаточно грамотные действия оппозиции по организации партийной работы и проведения выборных кампаний. Достаточно отметить, что весь выборный процесс (от формирования участковых избиркомов и до наблюдения за голосованием) успешно контролировался оппонентами. 

    Все это происходило на фоне не только социально-экономических проблем 90-х, но и организационного, идейного и технологического хаоса со стороны властей, провластных партий и креатур, сторонних кандидатов и т.д., т.е. избирательных кампаний без какого-либо единого центра управления. Показательно, что по итогам выборов-99 аким города (вместе со своим 1-м замом – председателем горизбиркома) был отправлен в отставку, вся госмахина – деморализована, город находился в ситуации двоевластия и перманентной конфронтации (когда протестный маслихат больше ориентировался на другое государство). 

    Как следствие, объективные предпосылки появления агента модернизации были налицо, но не хватало субъективного фактора, т.е. воли, знаний и системных действий.

    Попробуем экстраполировать события тех лет к сегодняшнему дню.

    Да, тупик был налицо, было и стремление выйти из него любым способом. Тем более что у местной власти были и  давление «сверху», и «подколы» коллег из других регионов, и недовольство qazaqской общественности существующим положением. 

    За 80-90 гг. было не счесть местных интеллектуалов, предпринимателей, квазичиновников и псевдобизнесменов, а то и просто авантюристов всех мастей, пытавшихся отметиться на выборном «ристалище».

    Центр предпочитал ограничиваться социологическими замерами и требованиями «принять меры». Как признавались тогда в приватных разговорах с автором коллеги-аналитики из Алматы, «уральская тема» представлялась им весьма экзотичной и безвыходной.  

    Не спасала здесь привычная для властей «палочка-выручалочка» в лице российских пиарменов, т.к. были обоснованные опасения косвенного наличия у здешней оппозиции «руки Москвы». Ведь ставкой в этой большой игре был не сколько «вольный» Уральск, но, прежде всего, его пригородный Карачаганак в составе северных, русскоязычных земель. От его поставок газа, как известно, прямо зависит Оренбургский  ГНПЗ. 

    Все это придавало дополнительную остроту желанию использовать «на полную катушку» шанс на становление себя как профессионала и патриота. Как говорят в народе: «отызындаорда бұзбағанқырықында қамал ала алмас»… 

    Так получается в наше острое время, что постоянно приходится заниматься невозможными вещами. Но они с лихвой восполняют испытанные трудности. 

    Например, аульное и пролетарское прошлое дало автору способность «кожей» чувствовать «ауру» массового сознания и подсознания. Работа монтажника-верхолаза – вкус к работе с риском, а также тягу к широте горизонта. Историческое образование – возможность видеть процесс целиком и в динамике, навыки работы с архетипами. Постоянное участие с 1989 г. в выборных перипетиях, каждодневное общение и совместная работа в политическом пространстве с интересными и яркими людьми самых полярных взглядов и убеждений сделали практическим политологом. 

    В 89-м на волне романтизма того времени автор ввязался в выборную борьбу за депутатство в горсовете. 

    Понятно было, что у рабочего-самовыдвиженца, в одиночку, против маститых конкурентов, тем более в округе с русским большинством не было никаких шансов. 

    Отсутствие команды помогло инстинктивно выбрать верную тактику (американское название которой – «стоптанные башмаки» – автор узнал лишь значительно позднее). Она была очень проста, но чрезвычайно эффективна: каждый день, после работы и по выходным кандидат методично обходит все квартиры и дома своего округа – знакомясь и рассказывая «свою платформу». В итоге автор был в шаге от победы, из-за неопытности подкачало отсутствие своих наблюдателей на участках. 

    Но благодаря кампании попал в круг зрения местных политических «кругов». Когда у областных властей назрела нужда в политическом анализе местной обстановки, уже будучи преподавателем кафедры получил приглашение на госслужбу. 

    В 99-м довелось в частном порядке спасать  заведомо «горящую» – из-за  «позднего старта» – кампанию.

    Весьма далекий от политики предприниматель –из-за своего нежелания и занятости –«протянул» с агитацией. Как здравый человек, он сразу честно признался в своем сомнении каких-либо шансов на минимальный результат за оставшиеся две недели до голосования. Тем более при семи сильных,  опытных конкурентах, да еще в «красном округе». Выбрал же он его только по причине близости к своему офису. Единственное, что нужно было – создать перед высокими покровителями кандидата видимость попытки какого-либо участия в этой борьбе. 

    В этих условиях автор получил возможность провести нестандартную и рискованную кампанию. 

    С одной стороны – антуражное «мелькание» кандидата в пространстве СМИ и обязательных публичных мероприятиях. Одновременно весь областной округ был накрыт агитационной сетью, скрытой от штабов конкурентов. Бригады старшеклассников отдаленных школ-лицеев поквартирно разнесли агитлистовки кандидата во всех 4-х микрорайонах округа. Для оперативности, безопасности и маскировки бригады под присмотром их учителей передвигались на служебных автобусах. На скрытность сыграл и отказ от общепринятой расклейки листовок по магазинам, подъездам и учреждениям. Предвыборные обещания были максимально привязаны к актуальным нуждам «спальных районов» округа и личности кандидата. Параллельно через сторонних организаций велась подшефная работа по школам округа, где базировались участковые избиркомы. 

    Все это в комплексе позволило неожиданно победить в два тура всех фаворитов гонки. 

    Подобный же характер носила и не менее рискованная борьба на довыборах 2002 г. За счет освободившихся в гормаслихате двух мест у горакимата появилась возможность попытаться установить хотя бы паритет между конструктивными и оппозиционными депутатами.

    Автору, конечно, достался более тяжелый, типично «красный» округ с традиционно протестными предпочтениями. Здесь к тому же главным препятствием служил национальный фактор нашего кандидата – русскоязычное большинство электората округа всегда последовательно голосовало против любого qazaqа.

    Поэтому было принципиально важно – за год до основных выборов – найти способы преодоления этого фактора, считавшегося уже непреодолимой силой и объективной реальностью. 

    Отсюда понятна степень скепсиса всех, кто здраво оценивал ситуацию и поэтому делал основную ставку акимата на русскую женщину, директора школы, расположенной в данном округе. Именно она, со своим родительским и учительским электоратом должна была попытаться осилить общепризнанного фаворита «гонки» – «левого»  активиста стачкома местного оборонного завода, русского, пролетария, молодого парня, коммуниста. 

    В общем, по всем раскладам выходило, что наш кандидат – qazaq, к тому же бывший замакима города, а то время директор другого проблемного завода, изначально считался всеми заведомо «непроходной фигурой». 

    Был построен следующий тактический рисунок кампании. Первая треть кампании («отвлекающая»): доведение явно тупиковой ситуации «до абсурда». Студенты и преподаватели-ученые с «бэйджами», заселив пустующий детсад, слонялись по округу, приставая к жителям с отвлеченными анкетами и посторонними вопросами, кандидат исправно посещал официозные мероприятия избиркома по регистрации, встречам избирателей с кандидатами. На самом же деле шло изучение избирателя (проблем, предпочтений и ожиданий), «вживание» команды в округ, штабная подготовка кампании. 

    Был составлен комплексный портрет округа: более урбанизированного, моложавого, прагматично-рационалистичного, образованного и вестернизированного по сравнению с общегородским уровнем, но и не без своих специфических «заморочек», страхов и комплексов.  

    Так, коренной проблемой  было крайнее запущенное состояние микрорайонов. Особенно болезненно оно воспринималось на фоне начавшейся акимом К.Е. Кушербаевым капитальной реконструкции центра города. 

    Под приведение хозяйства округа в цивильный вид была расписана сильная, агрессивная стратегия с конкретными обещаниями по каждому кварталу, двору и дому с «модерновой упаковкой» (комплексная «Концепция устойчивого развития микрорайонов» на пять лет и с точными сроками исполнения).  

    Это органично соответствовало и особенностям кандидата – инженера по образованию, технократа, с опытом руководства всей экономикой города, с прогрессивными взглядами и убеждениями (выходец из заводской «демократической оппозиции» конца 80-х). 

    Автору удалось собрать вместе патриотически настроенных преподавателей вузов, студентов с активной жизненной позицией, желающих испытать себя в настоящем большом деле. Помогало и то, что кандидат – будучи близким другом автора и старым товарищем по выборам-89, на практике зная штабную и депутатскую «кухню» – оказывал команде полное доверие и содействие. В сжатые сроки была создана сплоченная и сбалансированная команда единомышленников.

    Главной целевой группой воздействия была определена молодежь (от школьников до 35 лет), которая вытянула бы весь электорат. Под это были «заточены» и пошагово расписаны все акции и материалы команды. Оставалось только создать и запустить в рабочем режиме прообраз, модель «агента модернизации». 

    Она могла быть только организационной структурой (героев-одиночек народ у нас уважает, но не может доверить им дело своего спасения). Соответствие имиджу кандидата также было необходимым условием (у героя всегда есть сарбазы). И  здешний люд хотел бы равняться сам или же видеть свое потомство похожим на этого «агента». 

    Поэтому для организационной базы кампании была создана и зарегистрирована неправительственная организация студентов-активистов «Развитие молодежных инициатив». Основанная на идее «мобильных инициативных групп» (МИГ), эта структура впоследствии сыграла важную роль в становлении нашей системы общественного воздействия. 

    В активной фазе кампании стандартное количество «касаний» было увеличено вдвое, до 12 акций на каждого избирателя (трехкратные поквартирные обходы, встречи с кандидатом, интернет-конференция, директ-мейл на Наурыз мейрамы, формирующие опросы, культпросвет, СМИ, и т.д.). Например, за 6 дней до голосования во всех 9-х классах школах округа были проведены учебно-тренинговые «праймериз» (первичное голосование).  Итоги выбора подростков были опубликованы в городских газетах и расклеены в виде листовок. Показательно, что они совпали с результатами настоящего голосования взрослых.

    В завершение кампании были апробированы технологии «ночная расклейка». Как и предполагалось, нашими патрулями были задержаны «с поличным» штабисты основного конкурента. 

    Важной акцией стала оптимизация конкурентного поля. Четвертым участником гонки была безработная женщина-казашка, не проводившая никакой агитации. Она устраивала всех, но мешала нам на «финише».  Поэтому нами были выявлены «кукловоды», кандидат через переговоры с ними пришел к консенсусу, за три дня до голосования втайне от конкурентов кандидат выбыл из гонки. 

    Правда, принципиального успеха эта технология, как потом оказалось, не принесла (из 30 % qazaqского электората проголосовала всего половина).

    Последний «бой» наши агитаторы-студенты (в т.ч. и русской национальности) успешно выдержали уже в роли наблюдателей на своих избирательных участках, где подверглись массированной «обработке» со стороны их более многочисленных и «возрастных» коллег от «левого блока».

    Итогом нашей работы в честной и открытой борьбе стала убедительная победа кандидата уже в первом туре (63 % голосов). 

    Это был самый трудный начальный этап зарождения новой модели работы по самоорганизации общества, результатом которого явилось осознание важности выполняемой работы и уверенность в своих силах. 

    Оставалось только конкретизировать наши наработки и «обкатать» их в ходе предстоящих выборных кампаний. 

    ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

    Your email address will not be published. Required fields are marked *

    *