Home > Uncategorized > ДНЕВНИК СВОБОДЫ Часть 4

    Молодой лидер

    2010 год на общественно-политическом небосклоне страны появилась новая звезда. Молодой человек обладал незаурядными качествами лидера.

    Харизма, уверенность в себе, поставленная речь, способность убеждать молодежь, которая впоследствии шла за ним. Пожалуй, такими качествами в таком юном возрасте не обладал не один общественный и политический деятель со времен обретения независимости. Тогда ему было всего 22 года.

    Меня как начинающего деятеля он привлек своими лидерскими качествами. Я не искал удобного случая, чтобы познакомиться с ним. Случай подвернулся сам.

     С ним меня познакомил Алмас Кушербаев, с которым мы год назад создавали наше движение ЗСИ. Поводом для знакомства с молодым лидером послужило его заявление о выходе на не санкционированный митинг в Алматы.

    Уважаю такие инициативы.

    Выпрашивать разрешение на митинг не правильно, это Конституционное право каждого гражданина Республики Казахстан. Не верите?

    Прочтите еще раз Конституцию и международный пакт о гражданских и политических правах, который Казахстан ратифицировал несколько лет назад.

    Я решил поддержать. Мы вместе начали разрабатывать требования, приглашали молодежь в свои ряды. Пожалуй, это был первый раз, когда молодежь получила надежду на то, что  будет услышанной и заявит о своих требованиях властям.

    Наш молодой лидер в силу своей молодости не обладал опытом проведения митингов, шествий и других акций протестов. Я взял на себя функции по привлечению и мобилизации людей, посредством социальных сетей. На тот момент у нас имелась своя методика по проведению несанкционированных акций протеста.

    Работа кипела, назначались ответственные, разрабатывались лозунги и требования. Короче говоря, все шло к митингу. Каждую неделю мы выходили в СМИ, со своими требованиями.

    Так прошел месяц. 

    Молодого лидера приглашали на разные разговоры в кабинеты властей, даже устроили две конференции специально по этому случаю. На первой конференции устроенной акиматом города Алматы в «Интеротеле Астана», на нас нападали молодые кадры из власти, молодые члены Нуротана.

    Пытались выставить нас провокаторами, которые спят и видят погромы и беспорядки на улицах. Молодые слуги режима прямым текстом заявили о якобы наших намерениях по смене государственного строя (правда не плохая идея).

    Значит, власть серьезно перепугалась, если их кадры начали биться в истерике.

    Первый бой мы отстояли достойно, среди участников той конференции нашлись наши сторонники. Многих из них я знал не первый год, и относился к ним с уважением, несмотря на то, что они формально находились на стороне власти.

    Та конференция была похожа больше на праймериз, хотя мы были из разных политических партий, а я и вовсе беспартийный. Мы отстояли свое мнение, мы привлекли новых людей на свою сторону в идеологическом плане, не выходя из конференц-зала.

    Не знаю, понимает ли сейчас спустя годы, тот молодой лидер важность той первой публичной победы, но для меня это было показателем политической зрелости наших молодых сограждан.

    После Алматинской конференции молодого лидера пригласили на общение в Министерство Образования в нашу столицу. Алмас, попросил поехать с ним, так как боялся за него. С билетами в Астану на самолет меня выручил МухтарТайжан, с которым  на тот момент  построил доверительные отношения. Идею о поддержке с моим присутствием в министерстве Мухтар  поддержал.

    В Астане нас ждал, грозный министр образования Жансейт Кансеитович Туймебаев. Не знаю, было ли запланировано заседание, на котором представители министерства обсуждали очередное ноу-хау очередного министра, но там мы себя чувствовали лишними.

    Жестом, показав господину министру о своем выходе из зала, мы хотели было двинуться к двери, но по одному министерскому взгляду сие заседание завершилось в миг.

    Мы остались, с нами была еще представитель Ар.Рух.Хак, которая во время заседания повела себя явно не в стиле Бахытжан Торегожиной. Присутствовавшие в зале услышали от нее мелодии дифирамб властям, а точнее господину министру.

    С нами также были представители молодежного движения Абырой, которые на тот момент были заняты коррумпированностью Атырауского Государственного Университета. 

    В общем, все были в теме и в деле, кроме нас двоих. Меня такая непонятная обстановка начала приводить в бешенство. Молодой лидер начал задавать вопросы, а после требовать от министра не трогать студентов которые выйдут на митинг 11 апреля 2010 года. Министр говорил долго, о том, что у нас все хорошо, что нет необходимости  выхода на акции протеста.

    Не выдержав министерского монолога, я встал и повторил вопрос:

    Вы будете отчислять студентов, которые выйдут на митинг или нет?

    Он ответил, что  даже в Турции за это дело отрывают головы.

    Мы, получив ответ, который в принципе ожидали, церемонно покинули зал. За нами выбежал министр, а следом и вся его свита. Министр побежал на верх по лестнице, докладываться.

    Мы же взяли такси и двинули в аэропорт.

    На следующий день мы провели пресс-конференцию. Когда я работал в редакции, никогда  не видел такого количества представителей СМИ, политиков и общественных деятелей. Пресс-клуб был переполнен. 

    На этот раз я сидел за президиумом, и был одним из главных спикеров. Среди присутствующих в зале я заметил двух моих бывших начальников.

    Первый из них мой бывший редактор Игорь Винявский, а второй Владимир Козлов, руководитель той партии где я когда-то работал. Внутри меня засело недоброе чувство. Чутье не обмануло меня.

    По завершению пресс-конференции, мы поехали в штаб. С этого момента все и началось.

    Молодой лидер стал каким-то молчаливым. Он чего-то недоговаривал, говорил о том, что нас никто не поддержит. Странно, ведь буквально полчаса назад он горел идеей выхода на площадь, а тут как будто его сменил ругой человек. Мгновенное перевоплощение?.

    Скорее всего, он передумал после таинственного звонка, который был сделан через 5 минут после окончания пресс-конференции. Я стоял рядом, и он как то странно посмотрел на меня.

    На следующий день, мы собрались в кабинете главного редактора газеты «Жас Алаш» Рысбека Сарсенбайулы. Наши старшие братья выпустили обращения властям, с требованиями не трогать и не провоцировать молодежь, которая выйдет на площадь.

    Акимат пригласил всех нас к себе в гости. Но прежде мы поехали в офис Мухтара Шаханова, он оказал нам поддержку. Даже пошутил, что в случае нашего ареста он вместе с нами готов сесть в тюрьму и обеспечит нас питанием. Так что все разговоры о том, что Мухтар Шаханов отговорил молодежь не идти на митинг наглая ложь.

    Как выяснится позже, одним из распространителей подобной лжи окажется сам молодой лидер. Вы поймете, почему он так поступил позже.

    Лично я не боялся отсидеть 15 суток, это максимум по закону, что нам светило в случае ареста. Постепенно в офис Шаханова стали стягиваться и другие деятели. Среди них были и те кто поддерживал выход на митинг, и те кто отговаривал нас от нашей затеи.

    Даже нашелся такой деятель, который стал запугивать заседанием силовиков в Администрации Президента. На котором якобы решили, что в случае нашего неповиновения нам грозит тюремный срок от года и выше, в общем нам светит уголовная статья.

    Это всем известный Айдос Сарым. Позже этот ценный кадр Ак орды не раз проявит себя в качестве защитника режима. Для этого он будет нападать на русскоязычную часть населения прикрываясь национал-патриотической риторикой, примет участие в комиссии по Жанаозенскому расстрелу на стороне власти.

    Деятель, навсегда потерявший репутацию приличного человека, не брезгует принимать участие в других грязных делах. Надеюсь, когда нибудь люстрация дойдет и до него.

    После такого серьезного внушения наш молодой лидер и вовсе затух, я же начал спорить с теми, кто был в сговоре с властями.

    Среди них на мое удивление оказался Алмас Кушербаев.  К сожалению, все мои попытки протрезвить молодого лидера были тщетными. Он был очень напуган.  

    Ну тогда зачем нужно было все это затевать?

    Заседание завершилось, Шаханов пожал мне руку и сказал: Сенің «ЕП»-ң мықты екен!, на вопрос — ЕП деген не? Он ответил,- ЕП дегеніміз ЕРКЕКТІК ПОЗИЦИЯ – Мужская позиция. 

    Позже данное выражение «ЕП» станет брендовым словом среди националистов.

    Рысбек Сарсенбайулы и Мариан Аспандиярова поддержали идею выхода на площадь.

    Далее мы двинулись в офис партии ОСДП-Азат.

    Нас там тепло встретили, Болат Абилов, Амиржан Косанов, Жармахан Туякбай, там же присутствовали Маржан Аспандиярова, Мухтар Шаханов, Рыспек Сарсенбайулы, Михаил Сизов.

    Это был последний день в моей жизни, когда я думал, что у нас есть хоть какая никакая оппозиция.

    В это трудно поверить, но каждый из этих лидеров оппозиции, разными словами пытались нас отговорить от  выхода на митинг.

    Якобы, из-за прошедших волнений в Кыргызской Республике, Амиржан Косанов высказал свои опасения, что нас могут действительно могут посадить по уголовной статье, ведь власти могут организовать провокацию с применением силы в отношении нас и митингующих. 

    Булат Абилов поддержал, но предложил подумать. О чем подумать мы так и не поняли.

     Жармахан Туякбай, ляпнул что-то невнятное, а потом и вовсе замолчал.

    Представитель партии Алга Михаил Сизов и вовсе понес ахинею, о том, что в Алматы завезли какие-то противогазы, якобы нас будут травить газом, но самое главное, это сообщил его надежный источник. 

    Интересно тогда было знать какими это источниками пользуются боссы партии «Алга»?

    Не уж, то тем самым инсайдерским источником, который работает начальником службы охраны у в центральном офисе партии?.

    Позже окажется, что этот Михаил Сизов, заместитель Владимира Козлова работал все эти годы на спецслужбы. 

    Среди всех присутствовавших нас поддержали только Маржан Аспандиярова, Рыспек Сарсенбайулы, Мухтар Шаханов.

    Лидеры партии ОСДП-Азат говорили, что у них в партии не всегда приветствуются идеи  несанкционированных митингов, да и вообще даже на санкционированный митинг они собирают максимум 1000 человек. Спасибо за честное признание. 

    Такого маразма я конечно от них вовсе не ожидал.

    Я попросил Алмаса, позвонить Владимиру Козлову, и по громкой связи услышать его личное мнение. Он как и другие лидеры оппозиции посоветовал молодому лидеру  прислушаться к здравому смыслу и все-таки пойти на сделку с властями.

    Трудно в это поверить сейчас, но это было так. Свидетелями этого разговора были все присутствовавшие в той комнате.

    Через пару лет, В.Козлов будет привлечен к уголовному по делу по Жанаозенскому расстрелу, получит срок и в общем станет новым диссидентом.

    Иногда трусы становятся героями и политическими мучениками режима.

    Конечно, такую жертву можно принять в качестве реабилитации за трусость и развал партии Алга, за это можно им все простить.

    КАЗУС ПОЛИТИКУС, одним словом.

    СГОВОР

    День сговора произошел на следующий день после неудачной попытки привлечь на свою сторону оппозиционеров. События разворачивались с такой скоростью, что в итоге я оказался единственным кто по-прежнему хотел выйти на митинг.

    Нас приняли в городском акимате Алматы. Серик Сейдуманов, надо отдать ему должное вел себя легко и не принужденно, даже можно сказать говорил с нами на одном языке.

    Мы говорили о том, что нужно решать проблемы нашей молодежи совместными усилиями. Действительно любая демократическая власть должна вести достойный и равноправный диалог с представителями общественности и молодежи.

    Демократическая, но не авторитарная.

    План Акимата заключался в следующем.

    Акимат Алматы создает общественный совет по решению проблем молодежи, куда мы по их сценарию должны будем войти. Председателем на начальных парах будет Серик Сейдуманов, а на наш молодой лидер в паре с лидером от власти будут исполнять роли заместителей председателя. 

    Отличная и отработанная, привычная за годы независимости схема взаимодействия власти и гражданского общества, не правда ли?

    Не знаю, какой логикой руководствовался наш молодой лидер, но он согласился на это условие. 

    Я предложил все равно выйти на площадь, чтобы объяснить нашим идейным соратникам, почему мы пошли на договор с акиматом и чем это будет полезно для всех нас? 

    Мы ведь должны отвечать за свои слова перед обществом, перед молодежью, которую мы успели зарядить.

    Мое предложение никто не поддержал. На меня посмотрели как на афериста, который при любом раскладе должен вывести народ на площадь (после этого заседения, за мной последовала слава «провокатора»). Будто мне за это еще и заплатили.

    Заседание окончилось, за большими дубовыми дверями конференц-зала, «сговорщиков» ждала пресса. 

    Я думал, что моя ошибка заключалась в том, что я не смог убедить молодого лидера, что выход в массы был нужен не только для него, а для всей нашей казахской молодежи.

    Но позже этот молодой лидер, не раз докажет свою трусость, но уже по другим делам.

    Сделано было многое, а от нас требовалось малое. Всего лишь  выйти на митинг.

    Через два дня 11 апреля, я вышел один на площадь. Я не боялся того, что меня арестуют, повезут в РОВД, потом суд, а потом 15 суток. Власть тогда поступила очень умно и хитро. Они не стали делать из меня героя.

    Напротив, мне вручили мегафон, я передал народу, что думаю о своих вчерашних соратниках, это очень важно.

    Я принес свои извинения за то, что не оправдал их надежд, потому то не смог убедить молодого лидера выйти к народу.

    В тот день моросил дождь, пока я отвечал на вопросы собравшейся толпы на старой площади, наш молодой лидер попивал чаю со своими новыми партнерами в акимате.

    На площади я увидел людей, которые пришли поддержать меня их мне удалось привлечь на свою сторону во время алматинской конференции.

    Когда вас окружает толпа недовольных вашими действиями 10-15 человек и одновременно задают вопросы. Вы поначалу теряетесь.

    Страшно от стыда.  

    Люди задавали  мне задавали вопросы о нашей цене,  за сколько купили нашего молодого лидера?

    На этот вопрос я ответа не знал, потому что при сделке «продаже совести» не присутствовал и свечку не держал.

    Позже выяснится, что на самом деле власть просто напугала нашего лидера, благо он был труслив, как говорится проект «не затратный».

    Общественный совет, созданный при акимате, кроме болтологии и заговаривания проблем ничем не занялся, а через месяц и вовсе распустился. Вот такая была история личного роста у не состоявшегося молодого лидера по имени Жанболат Мамай.

    После этих событий я ни разу с ним не поздоровался и не поменял свое мнение в хорошую сторону. Но петиции по его освобождению либо прекращению преследований его семьи я подписывал всегда.

    Не смотря на что, он и дальше доказывал, что по-прежнему готов идти на сделку с этой властью. 

    Это случилось по время резонансного судебного процесса по Жанаозенскому расстрелу мирных граждан. Жанболат Мамай тогда работал на Мухтара Аблязова, его к нему пристроил Владимир Козлов.

    Так вот Жанболата арестовали в качестве обвиняемого и водворили в СИЗО, но каким-то образом, через некоторое время его перевели в свидетели.

    Каким образом это возможно? 

    Кто он такой, чтобы его выпустили  по просьбе Жукеева Толегена? 

    Кто такой сам Т.Жукеев, чтобы влиять на решение КНБ и уж тем более Администрации Президента?

    Дело по Жанаозенскому расстрелу еще откроет нам не мало интересных подробностей. 

    Я не имею цели дискредитировать всех о ком упомянул в данной главе, просто хочу пролить свет на некоторые детали тех событий, которые могли бы стать вполне историческими фактами для современной политической истории Казахстана.

    Ошибки прошлого должны преподать нам урок, чтобы знать с кем и как мы будем менять эту страну в лучшую сторону.

    ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

    Your email address will not be published. Required fields are marked *

    *