Западные гранты убивают казахскую демократию

Добрый день, друзья!

Вы читали мой предыдущий пост о том, что международные грантодатели функционирующие на территории Республики Казахстан сотрудничают с Комитетом Национальной Безопасности.

По этой причине ни одна грантовая организация не выделяет средства на развитие гражданского общества, свободы слова, защиты прав человека в Казахстане тем, кто действительно этим занимается.

А те, кто получают эти гранты подконтрольны отечественным спецслужбам, либо не представляют идеологической опасности для властей, к тому же коррумпированы. Например, инвалиды, ЛБГТ, феминистки и просто мониторинговые службы типа Адил соз или Кадыр касиет.

На одной из встреч руководитель фонда Эйберта в Казахстане, в разговоре со мной призналась, что не могут поддержать мои проекты, потому что я политический активист.

Меня не особо польстило признание главы этого фонда, ведь я не политический деятель, а практикующий-писатель.

Это когда пишущий человек, лично принимает участие в общественно-политической жизни, митингует, отсиживает административный арест, либо получает штраф, подвергается различного рода давлению со стороны властей,  попадает в различные истории, становится свидетелем, либо участником политических интриг и под ковёрных игр «оппиздиционеров», при этом продолжает радоваться жизни принимая все трудности с сарказмом.

Иногда этот писатель, сам того, не осознавая вынужденно превращается в идейного вдохновителя, организатора и даже лидера, какого-нибудь гражданского движения.

Эх, чего не сделаешь ради Пулитцеровской премии или хотя бы звания «народного» писателя?!

Поверьте, ради этого стоит пройти тернистый путь практикующего писателя.

Человек живет и умирает, а плоды его интеллектуального труда могут воплощаться в жизнь и жить веками.

Вот кто такой политик в Казахстане сейчас?

Это вор и коррупционер-нуротановец, одним словом, это Назарбаев.    

Поэтому, я по факту не могу быть политиком в этой авторитарной системе.

А еще, я сам себе журналист.

Все свои проекты я раскручивал сам, затрачивая свое время. Вкладываю личные средства и силы.

На моих СМИ нет ни одного «проплаченного материала», ведь я пишу для думающей части общества, они не читают заказные, либо PR-материалы.

У каждой проблемы есть корень, зреть в который всегда есть смысл.

Это заставляет читателя мыслить шире и глубже, рассматривать проблемы с разных сторон, вырабатывать критическое мышление и объективный взгляд.

К счастью, у моих читателей иммунитет на пропаганду, они точно не превратятся в оскотинившуюся быдло массу и это меня радует, хоть их сейчас ничтожно мало в количественном плане.

Профессия журналиста дает мне возможность получать и анализировать информацию, побывать в роли наблюдателя, так сказать.

Время от времени я хожу митинги, накинув на себя безрукавку ПРЕССы.

Это позволяет мне проводить съемку, общаться с митингующими, чувствовать эмоции и настроения протестующих. Самое главное, статус журналиста дает хоть какую-то гарантию, не быть  задержанным сотрудниками правопорядка.

Если бы я хотел присоединиться к митингующим, я бы это сделал и даже эффектно. Но в большинстве случаев я не разделяю позиции митингующих, хоть и понимаю чего они хотят.

В конце концов, я могу и свой митинг замутить, если меня так сильно приспичит. Опыта у меня предостаточно, но на данный момент не вижу смысла протестовать малыми группами.

А еще я коучер, то есть тренер.

За свою сознательную жизнь я принял участие в свыше ста тренинг-семинарах, которые проводились на международные и государственные гранты. Большинство из которых, тренингами, по сути не являются, так обычная тусовка в кругу друзей.

Я вот знаю одну многоуважаемую организацию из Северного Казахстана, которая на протяжении пяти лет проводила тренинг-семинар на одну и ту же тему, либо сменив название проекта, продолжала приглашать одних и тех же лиц на эти тусовочки.

У этой организации прекрасно получается проводить мониторинг по расходованию государственных средств на поддержку СМИ, я и сам писал хвалебные комменты в их адреса по этому поводу. Но тренинги не их тема, однозначно.

Почти все посольства европейских стран, базирующиеся в нашей столице, проплатили эти посиделки, фуршеты, ужины и обеды.

Одна радость для голодных журналистов, ибо только они честно отрабатывают свою тарелку супа и котлет, написав коротенькую заметку в своих издания про это мероприятие.

Для грантодателей и исполнителей проекта, очень важно количество упоминаний в СМИ о проекте.

Я и сам не против вкусно поесть и накормить друзей, а потом написать об этом на своей странице, снять видео и выставить на своем ютуб канале, но разве это есть цель тренинга?

Цель тренинга научиться эффективно и рационально пользоваться имеющимися знаниями. Приобретая дополнительные навыки и новые знания, научиться пользоваться новыми инструментами для улучшения своей деятельности, для успешной реализации задуманных идей и даже для реализации своей мечты.

Тренинги не должны проходить 3-5 дней подряд, слушатель должен постепенно освоить полученные знания, путем использования и внедрения этих знаний в личную практику. Поэтому нужны перерывы на практику. В идеале тренер на начало курса встречает вас новичком, а по завершению отпускают вас с результатом.

Так вот, поэтому проводимые нашими НПО за счет грантов от международных организаций и государства, тренингами по сути не являются. Это обычные лекции без обязательств.

Каким образом, полученные на таких тренингах знания можно применять на практике отсидев на стуле 3 дня подряд? Никак. ВУЗовская система здесь не работает. Ведь студент вынужден ходить на лекции и семинары, чтобы через какое-то время сдать экзамены и получить зачет. Гарантия есть обязательства.

Как ты, будучи тренером уверен в том, что твои слушатели освоили то, что ты им втирал три дня?

Как ты их проверишь, или поверишь им на слово?

Это же полный пипец для тебя и твоей тренерской карьеры, если твои слушатели не реализовали свои проекты после прохождения твоего обучающего мероприятия. Если конечно ты дорожишь своей репутацией.

Хотя нанятым тренерам, чаще, все по барабану. Особенно приглашенным тренерам из России, Украины и даже Белоруссии.

Вообще не понимаю, чему могут научить «белорусы», кроме программирования, какой демократии и каким правам человека? Вставать без без обуви на скамейки?

У белорусов режим Батьки похлеще чем у нас. Мы же все наблюдаем как их гражданское общество не может скинуть режим Лукашенко уже 4-й месяц, несмотря на 100 тысячные митинги. Без обид, не верю я в мирные или «бархатные» революции в авторитарных режимах.

Когда люди идут на бизнес тренинги к знаменитому Брайану Трейси, Илону Маску, Марку Зукебергу, и даже к Маргулану Сейсембаю, они идут чтобы вдохновиться, получить слова напутствия и советы, прикоснуться к успеху миллиардеров, побывать на одной волне. И за это удовольствие отдают немалые деньги, а после “замотивированные” и “воодушевленные” идут покорять мир.

Я и сам ходил на подобные встречи, изучал организацию и методику проведения тренингов. Они действительно эффективные.

Вы идете к успешным «практикам», потому что хотите тоже быть успешным.

Что же касается НКО-шных тренингов по демократии и правам человека, то после их посещения, получив новые знания, вы должны также вдохновиться и мотивироваться, а спустя некоторое время превратиться в крутого правозащитника, мощного журналиста, активного и влиятельного лидера.

В своей жизни я знаю только два примера, когда участники одной гражданской школы изменили себя, один из них поднял бунт на заводе, после уволился и занялся общественной деятельностью, а второй из журналиста наблюдателя превратился в журналистка участника. Эти двое через некоторое время замутили независимые протестные движения в Казахстане.

Так вот, если ни один из ваших слушателей впоследствии не добился результатов, значит у вас не эффективные тренинги.

Вы зря называете себя коучером и без зазрения совести заставляете слушателей напрасно протирать свои штаны и юбки.

Я проходил обучение в Украине, поверьте там совсем другой уровень, прямо как на бизнес-коучах, которые я посещал. Лично я пересмотрел многие свои принципы ведения дел, поработал над ошибками, даже изменил свою личную жизнь.

Тренер должен быть многосторонним человеком, с богатой практикой, владеть дюжиной знаний и жизненным опытом, его задача выбросить весь ненужный хлам из вашей головы и помочь настроиться на нужную волну.

Я понял, что к нам в Казахстан едут не самые-самые, потому что берут дорого, но даже и не в их стоимости дело. Просто местная специфика требует определенных знаний.

У нас исключительный национальный менталитет. Казахстан политэническая страна, к тому же общество разделено по языковому признаку. Юго-запад казахский, Северо-Восток русскоязычный, каждая область отличается своими людьми, характером, жестами.

За годы независимости власть не смогла, да и собиралась объединять граждан одной страны в одну нацию. Трудно назвать наше общество мультикультурной, основное население потомки совков, а современные люди в меньшинстве, экспаты вообще живут в своем мире.

Я объездил все регионы Казахстана с тренингами по правам человека и свое мнение заключил на практике.

Приезжающие к нам тренеры не могут научить нас ни демократии, ни правам человека, ни свободе слова по европейским стандартам. А чтобы найти ключ к казахской демократии, надо быть знакомым с историей местных гражданских движений, нужен реальный опыт общественно-политической, правовой и медийной работы в Казахстане.

Тем временем, участники и организаторы грантовых тренингов, продолжают помогать друг другу отчитываться перед грантодателем, за за съеденный завтра, обед, ужин и выпитые кофе и шампанское.

О каком вкладе в развитие гражданского общества и пользе грантовых программ здесь может идти речь?

На моей памяти только одна американская организация приезжала в Казахстан и спрашивала мнение у прошедших тренинги по «открытости и прозрачности НПО».

Я с удовольствием встретился и поделился впечатлениями, а также своими замечаниями относительно качества проведенного тренинга.

Кажется, я был вообще единственным с кем они встретились из участников, потому что остальные тупо хвалили организаторов. Американцы приняли во внимание, написали свой отчет и уехали.

К сожалению, никаких изменений в политике выделения грантов на развитие гражданского общества в Казахстане, это не привнесло.

Такая же ситуация в Алматы, но в отличии от столичных коллег, средство наши грантососы получают от Фонда Сорос Казахстан, и на регулярной основе. Только вот я не помню, чтобы сотрудники Сороса из Центрального офиса «Открытый мир» приезжали и спрашивали мнение участников о проведенных тренинг-семинарах.

Как-то мне посчастливилось поучаствовать в одном и спецкурсов организованного Фондом Сорос Казахстан несколько лет назад.

Бота очень красивая девушка курировали тот проект.

Тренеры, если их так можно назвать, прибыли из России. Все три дня, они не поднимаясь из-за стола, рассказывали о том какое у них гражданское общество и какие инициативы они проводят. Это конечно интересно, в качество одного из кейсов, но не все же три дня об этом говорить болезненно скучно.

Я так подумал, что это не тренинг, поэтому можно просто посидеть о жизни поговорить и все такое, в общем так и получилось.

Бота, до начала этого мероприятия сообщила, мол есть ли у вас есть идея вы получите возможность ее реализовать получив от фонда сороса грант, но только после прохождения этих тренингов.

Конечно, как любой «недурак» я на это повелся.

В итоге я принял участие в одном из скучнейших тренингов в моей жизни, а после написал проект «продвижение бесплатного обучения казахскому языку», но обещанного гранта я на реализацию этого проекта не получил. Кажется я был единственный из участников, кто написал проект.

Видно поэтому, никто из участников того мероприятия так и не получил обещанный грант. На тот момент я занимался нашим движением “Антигептил”, видно поэтому “эксперты” фонда отказали, приняв меня за политического активиста.

ФСК три года проводит проект «новое поколение правозащитников», но почему-то этих молодых выпускников не видать в правозащитном поле.

Разве что Рината Кибраева, который дал ложные показания против своего друга Талгата Аяна на судебном процессе. В результате Талгат получил тюремный срок, а Ринат вышел на свободу, избежав наказания за содержания притона.

Вообще я так понял, у многих НПО и грантовых фондов, проблемы начинаются уже с момента отбора участников. Для того, чтобы пройти конкурс на подобные тренинги, достаточно заполнить анкету и написать краткое мотивационное письмо. Дальше тебя выбирают, тебе звонит менеджер проекта, уточняет дату прибытия и заезда в гостинцу. И все. Добро пожаловать!

На самом деле организаторам не важно, кто будет участником и как это участник будет использовать полученные знания на практике. Им главное отчитаться за затраченные на реализацию проекта финансовые средства перед вышестоящим руководством. Нет естественного отбора и живого интервью, чтобы поближе узнать кандидата.

Зачем раздавать знания, в области демократии, прав человека, свободы слова: статистам, проходимцам, морально деградировавшим личностям, запятнавшим свою репутацию дегенератам?

Долгое время я размышлял над вопросом:

Как изменить сложившуюся систему  обучения для активных граждан?.

Когда меня нанимали тренером по лидерству, я много экспериментировал. Составлял разные планы обучения, старался максимально вовлечь участников в процесс обучения.

Мы с участниками осваивали новые материалы на практике и вполне даже успешно. Иногда мне приходилось проводить чистку головного мозга, когда участники тормозили с освоением материала. Но это было редко, потому что основными слушателями была молодежь.

Тренер должен разбираться в психологии людей, уметь держать аудиторию.

Пока у тебя есть время владеть умами и вниманием аудитории, постарайся максимально вовлечь каждого в свой предмет. Работать с аудиторией нужно вживую, никаких онлайнов. Кейсы должны быть из местной практики и максимально результативными. Неудачные кейсы отправь в корзину.

Вот есть у меня одна знакомая «маркетолог» с польской фамилией. Так вот на презентуемых кейсах она сама болтала о том, что где-то не доделали, недотянули и в общем пипец пришел проекту.

Сидящий в это время на тренингах человек, не получает ни вдохновения, ни мотивации, дальше ему становится скучно и он теряет интерес.

Этого маркетолога-пиарщика по сей день нанимают власти и НКО, и тот же Фонд Сороса. Поэтому не удивительно, что на такие мероприятия не ходят те, кто хочет быть успешными, а те, кто хочет просто пожрать да кофе попить на халяву, либо это крепостной работник кого не жалко отправить посидеть на пару тройку часов.

Недавно пытался сделать интервью для своего канала с одной женщиной, которая заявила о создании партии.

Признаюсь, меня зацепило название, очень мощное.

Прямо как Макдональдс.

Итак, в запланированный день эфира эта дама отмазалась от интервью, каким-то минингом, попросила перенести на следующий день. Я пошел навстречу и даже проговорил на какие вопросы ей следует подготовиться к интервью, чтобы не потеряться в ответах.

Я это сделал, потому что новые инициативы должны вселять надежду на перемены в сердцах наших сограждан. А то знаете, народ устал от всяких проектов власти типа мамая, сырыма и хаков.

Так вот на следующий день, в день интервью, у нее случилось, вы не представляете, «новогоднее настроение». И вообще по ее мнению, лучше сделать эфир после выборов, чтобы проанализировать политическую ситуацию.

Вы представляете у бабы проснулось новогоднее настроение за 10 до Нового Года, хотя еще вчера все было в силе.

Во-вторых, что анализировать?

Выборы без выборов, прям как говорящая голова Досыма Сатпаева?

Зачем этим дерьмом забивать себе и окружающим мозги?

Человек который намерен создавать партию, пусть даже с женским началом должен понимать, что никаких политических изменений без участия активной части граждан не добиться. Все в руках народа, а не в марионеточных партиях, которых посадят в парламент для нажатия кнопочки да/нет.

Когда ты заявляешь о создании партии, первыми кому ты обращаешься, это те кто разделяют твою идею, программу и ценности, кто вступит на путь борьбы за власть вместе с тобой.

По-моему убеждения, она не была готова ответить на мои вопросы, потому что у нее нет сформулированной идеи партии.

Наверное у меня слишком высокие ожидания от людей с западным образованием.

“Мы хотим развития, демократии, прав человек”, это общие фразы, бла бла бла.

То же самое говорили на разрешенном митинге Торегожины, Кожалиевы и Агелеуовы, хотя сами на следующий день пошли катать заявление на Юрия Толочко, которого избили на митинге, и обозвали провокатором за внешний вид. Это для примера.

Через пару дней эта дамочка написала мне в мэссенджер, после того как я разместил объявления о запуске специального курс «Poit media school» и отправил по рассылке.

Оказывается она тоже хотела открыть такую школу в столице и пригласить зарубежных тренеров.

Я был просто в восторге от этой новости, и даже побывал в состоянии приятного ахуя.

Стандартное грантососное мышление. Она хочет пригласить зарубежных тренеров, потому что не знает местных тренеров. По разговору я понял, что она вообще не знает чему конкретно хочет обучить, но открыть школу имеет большое желание.

Конечно, откуда вам знать местных практиков, если вы все это время не занимались, и даже не интересовались политикой?

Вы учились заграницей по Болашаку за наши деньги, получали стипендию, возвращаетесь сюда и превращается в банального грантососа. Для этого вы тратили свое время на обучение на народные средства?

Я так понял, западное образование не впитывает в человека демократические ценности. Честно за свою жизнь не встречал ни одного борца за демократию и права человека среди болашакеров.

Если человек так поверхностно подходит к образовательным проектам, то представьте какую партию они собираются делать? Хорошо, что у меня сделать с ней интервью не получилось.

Кстати говоря, амерканцы выделили ей грант на проведение онлайн интервью с типа экспертами. Я посмотрел парочку эфиров и даже до конца.

Все-таки, само цензура вещь глубоко проникновенная.

В конечном счете, говорящие и запрограммированные головы ведущей и гостя, мало чем отличается от пропаганды. Про пользу такого контента для думающего зрителя речи нет. Ну разве что для школьников.

У меня такое ощущение, что посольство США в Казахстане спонсируя подобные проекты, в зачатке убивает свободу слова, свободу мыслей, аналитику и критическое мышление в зрителях.

Я не удивлюсь, что через месяц другой проекты похожие на наш “Poit Media School”, “ОЙ” получат финансирования от Сороса, Посольства США или других международных организаций.

Лично я вижу перспективы развития гражданского общества в окупаемости гражданских инициатив.

Гражданское образование – основа гражданского общества.

Возможно ли это?

Конечно.

К тому же нам еще придется разрушать образовательную монополию НКО и государства. Это сложно, но возможно.

Дорогу осилит идущий…

Улан Шамшет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.